Тэг: скульптура майя

ЛЕПНАЯ СКУЛЬПТУРА И ЛЕПНОЙ АРХИТЕКТУРНЫЙ ДЕКОР МАЙЯ

В то время, когда в Европе вожди и короли варварских племен увлеченно разбирались, кто из них главный, уничтожая походя последние остатки античной культуры, а по Шелковому Пути брели караваны верблюдов, везущие паломников учиться скульптурному мастерству, на другом конце земли, который тогда еще не назывался ни Америкой, ни Новым Светом, достигла своего расцвета цивилизация майя. Майя не знали ни колеса, ни железа, ни свода – но изобрели календарь точнее нашего григорианского (правда, поленились его вводить), их каменные ступенчатые пирамиды достигали высоты 70 метров, а городские центры – площади в десятки, а то и в сотни квадратных километров. И самым расхожим материалом для строительства храмов и дворцов, облицовки земляных платформ-стилобатов под здания, вымостки стадионов для игры в мяч, у них был известковый штук.


 

Довольно быстро майя начали применять его и для создания скульптурных изображений, наряду с известняком, в изобилии имевшемся в тех краях. Об этом свидетельствует великолепный лепной рельефный фриз, украшавший, вероятно, фасад храма и относящийся к рубежу III и IV веков из новооткрытого огромного комплекса Эль Мирадор.





Лепной рельеф фасада сооружения. Известковый штук. Эль Мирадор. Около 300 г.


Мастерам майя, архитекторам и скульпторам, единственным среди древних народов, удалось разработать технологию изготовления штука, который не разрушался бы во влажном тропическом климате. Основным материалом для смеси была известь, полученная пережиганием известняка, который в изобилии встречается на территории Южной Мексики и Гватемалы и затем смешанная с каменной пылью. После застывания изготовленная рельефная плита обладала практически той же прочностью, что и природный камень. Это позволило широко использовать лепные штуковые рельефы для декорирования огромных площадей фасадов пирамидальных храмов и царских дворцов. Предпочтение того или иного способа изготовления рельефа – резного из природного камня или лепного из известкового штука зависело, в первую очередь, от свойств известняка вблизи от строительства объекта.

Лепные декоративные рельефы на фризах, украшавших фасады пирамидальных храмов, и панелях интерьеров дворцов встречались во всех крупных центрах майя классического периода (IV-IX вв.). Очень часто они размещались по бокам лестниц, ведущих к верху пирамид, и облицовывали подпорные стены платформ-ступеней, составляющих само «тело» сооружения.


    


   Лепные рельефы «Храма масок» из известкового штука. Кохунлич. Ок. 500 г.


Примером может служить подобная облицовка пирамиды, получившей название «Храм масок» в Кохунличе.


Одним из шедевров лепного архитектурного декора майя является пирамидальный храм-гробница «Розалила», обнаруженый внутри храма 16 в Копане. Со всех сторон она была отделана окрашенными рельефами из известкового штука. Частично эти рельефы были реставрированы.


    


   «Розалила» - храм-гробница внутри одной из пирамид Копана. Лепные рельефы (частично восстановлены). Окрашенный штук. VIв.


Наибольшее распространение лепная скульптура из известкового штука получила в Паленке и близлежащих более мелких центрах, где природный известняк не обладал нужной прочностью и легко крошился. Особые навыки, полученные в процессе изготовления архитектурной лепнины, способствовали тому, что стиль лепной скульптуры Паленке стал самым изящным среди художественных школ майя, отличаясь «мягкостью и чистотой лаконичных контуров, безупречностью пропорций, продуманностью и гармоничностью композиций» (Р. В. Кинжалов «Искусство древних майя»).


   


    Лепной архитектурный рельеф. Известковый штук. Прорисовка с частичной реконструкцией. Паленке. «Храм креста». VII-VIII вв.


Шедевры Паленке разнообразны. Среди них есть огромные рельефные композиции, декорировавшие фасады и интерьеры дворцов и храмов. К сожалению, многие из них мы можем полностью видеть лишь на прорисовках и частичных реконструкциях позапрошлого – начала прошлого века. Вот, к примеру, лепной рельеф, украшавший интерьер так называемого «Храма Креста», посвященный восшествию на престол одного из властителей Паленке. Он стоит напротив своего умершего отца, который, как сходящий в царство мертвых, изображен меньшим по размеру. Между ними – мировое древо, растущее из маски демона подземного царства, на нем – небесная птица.


       


Лепной архитектурный рельеф. Известковый штук. Прорисовка с частичной реконструкцией. Паленке. «Большой дворец». VII-VIII вв.


Лепной декор дворцовых интерьеров был иным. Они были посвящены величию хозяев дворца и рассказывали о нем в несколько странных для глаза современного европейца сюжетах. Вот довольно интимная сцена беседы правителя с сыном в узком семейном кругу, при этом все участники, в том числе, жена правителя, сидят на телах еще живых и умирающих врагов.

Многоликость лепнины, украшавшей фасады Паленке, впечатляет, но еще больше поражает совершенно современный облик и стиль многих изображений. Это неудивительно – ведь художественное наследие майя уже более ста лет служит источником вдохновения для многих художников и скульпторов. И, конечно, их блестящие достижения в искусстве декорирования фасадов и интерьеров воодушевляли многих мастеров лепных рельефов и скульптур.


     


   Лепные рельефы Паленке. Фасады. Известковый штук. VII-VIII вв.


   И это касается не только фигур, но и иероглифов майя. Также вылепленные из известкового штука, они есть на подавляющем большинстве рельефов. Упавшие же с них или выломанные первыми исследователями, использовавшими довольно варварские методы изучения древней культуры, хранятся в музеях. Интересно, что честь дешифровки этих иероглифов принадлежит нашему соотечественнику, Ю. В. Кнорозову,  основателю блестящей школы майянистики в Санкт-Петербурге. Мотивы лепного декора майя, правда, пока не слишком интенсивно используются местными скульпторами.


Иероглифы – элементы декоративной лепнины. Известковый штук. Музей Паленке


 




 

Нельзя не упомянуть здесь и великолепные скульптурные портреты из Паленке, тоже вылепленные из известкового штука. Один из них – портрет правителя Паленке Пакаля в молодости – с момента его находки и до сих пор является одним из символов искусства и культуры майя.









Лепной скульптурный портрет правителя Паленке Пакаля. Известковый штук. VII-VIII вв


В результате экологического кризиса города-государства майя классического периода пришли в упадок, были заброшены и забыты. В городах майя на Юкатане во II тысячелетии лепные штуковые рельефы уже такого распространения не имели. А с испанским завоеванием и сама культура майя прекратила свое существование.

И только в XIX веке обнаруженные в лесных дебрях великолепные памятники пополнили сокровищницу шедевров мирового искусства. В том числе, конечно – блестящие образцы лепной скульптуры и лепного архитектурного декора.