Тэг: лепной рельеф

ЛЕПНАЯ СКУЛЬПТУРА И ЛЕПНОЙ АРХИТЕКТУРНЫЙ ДЕКОР ШЕЛКОВОГО ПУТИ. ГИПС, ГЛИНА, ТЕРРАКОТА.

Пока скульпторы Гандхары искали художественные образы, в которых они бы смогли воплотить суть и смыслы буддийского учения, проповедники новой веры проникали во все уголки Ойкумены того времени. И если на Западе их успехи были весьма скромны, в лучшем случае ограничиваясь созданием небольших буддийских общин, не сыгравших значительной роли в истории и культурной жизни, на Востоке дело обстояло иначе. Территория юга Средней Азии с самого начала входила в Кушанскую империю, и здесь, фактически, с рубежа эр, буддизм, если и не стал государственной религией, то получил статус максимального благоприятствования. А со II в., со времен Канишки начинается интенсивная, если не сказать, массовая проповедь буддизма на северо-востоке, в оазисах Восточного Туркестана и в Китае. Возможно, это даже носило черты государственной политики и недаром самой яркой фигурой буддийской миссии в Китае был ставший монахом принц одного из индо-парфянских княжеств, Ань Ши-гао, как именовали его китайцы. Вместе с буддизмом, вдоль существующих с древности торговых путей, проникает новое, греко-буддийское искусство, как и в Индии, выражая себя, прежде всего, в скульптуре – каменной, бронзовой и, конечно, лепной – глиняной, гипсовой, терракотовой.

На север и восток Средней Азии, в Восточный Туркестан, в Китай везут готовые произведения искусства. Что еще важнее, оттуда в Индию едут учиться мастера, и перенятые технологии, образы, художественные приемы используются не только для создания изображений буддийской тематики – они начинают в дальних странах самостоятельную жизнь в скульптурах, рельефах, лепном архитектурном декоре храмов других религий, в светском искусстве, в бытовых поделках.

Пути из Средиземноморья, Ирана, Индии в Китай в начале нашей эры были уже хорошо известны. Они были трудны, приходилось подниматься к перевалам высочайших гор и неделями брести с верблюдами от колодца к колодцу в песчаных и каменистых пустынях. Однако, пока Кушанская империя и империя Хань были могущественны, риск был не запредельным, в оазисах стояли города и замки, чьи правители имели свой профит с проходящих караванов и, разумеется, старались следить за состоянием путей и охранять купцов. Много хуже стало в III-IV веке, когда империи развалились, набеги кочевников опустошали край, а владетели погрязли в междоусобицах. Поток товаров в обе стороны превратился в пересыхающий ручеек, многие люди, отправлявшиеся за тридевять земель за учением и совершенствованием, не возвращались.

Зато, начиная с V века, система путей и движение торговцев начинает восстанавливаться, а в середине VI в. в степях и оазисах Азии устанавливается твердая власть – сначала Тюркского каганата, затем китайской империи Тан. Два века система трансконтинентальной торговли работает, как часы, и только после захвата арабами Средней Азии и гражданской войны в Китае в VIII в. она приходит в упадок, и то не сразу. Это – золотой век сети трасс, получившей название Шелкового Пути, золотой век распространения буддизма вплоть до Кореи и Японии. И золотой век каменной, бронзовой и, может быть, в первую очередь именно лепной скульптуры и лепного декора из гипса в городах и монастырях вдоль этих дорог.

В Средней Азии наиболее распространенный способ изготовления лепных скульптур и архитектурного декора включал несколько этапов. Сначала изготовлялась болванка из специально замешанной и подготовленной, выдержанной глины, часто с деревянным или тростниковым каркасом. Затем она обматывалась тканью и сверху наносилась гипсовая смесь, называемая в этих местах ганчем, по которой уже моделировались детали. Иногда, особенно в рельефах, гипс для верхнего слоя не использовался, и моделировка делалась непосредственно по глине. Постепенно все более распространяются отливка отдельных частей скульптуры и штамповка деталей, в особенности, повторяющихся, как кудри. Готовые скульптуры и элементы лепного декора раскрашивались или, нередко, покрывались тонкими листами золота.

К сожалению, эта технология не позволяла достичь такой степени прочности скульптур и элементов лепнины из гипса, какую мы видим в Гандхаре. Господство ислама с его неприятием изображений людей, тоже, мягко говоря, не способствовало их сохранности, многие дошли до нас в обломках или с отбитыми и уничтоженными головами. Однако, то, что чудом сохранилось, а потом попало в руки высококлассных реставраторов, демонстрирует все тот же высочайший уровень искусства лепной глиняно-гипсовой скульптуры и архитектурного декора. 


Вот голова Будды из пещерного монастыря Кара-Тепе вблизи современного Термеза (Южный Узбекистан). Несмотря на существенные утраты, мы видим все тот же канонический образ медитирующего Будды с приспущенными веками и полуулыбкой на лице. Зато сохранившиеся поверх ганча и подновленные реставраторами краски, золотая на лице, темная, почти черная на волосах и красная с оставленными белыми участками на нимбе, дают возможность понять, как выглядели в древности великолепные лепные статуи и рельефы Гандхары. А на лике Будды из расположенного неподалеку монастыря Фаяз-Тепе были раскрашены только брови, зрачки, губы.


            


     Голова Будды. Кара-Тепе. Глина, гипс. II-III вв.                         Голова Будды. Фаяз-тепе. Глина, гипс. II-III вв.


     






Неплохо сохранилась и глиняно-гипсовая статуя бодхисаттвы сострадания Авалакитешвары из храма вблизи Дальверзин-Тепе. Образ здесь еще совершенно гандхарский, разве что лицо чуть более округлое, как, впрочем, и у упомянутых выше лепных статуй Будды. Еще одна характерная черта среднеазиатских скульптур – отсутствие усов на лицах святых.




Бодхисаттва Авалокитешвара.

Дальверзин-тепе. Глина, гипс. II-III вв.


С распадом Кушанской империи буддизм утерял поддержку могучего государства и стал лишь одной из религий сменивших ее царств и княжеств Средней Азии, в основном, весьма светских и веротерпимых. Теперь уже буддийские лепные гипсовые статуи и рельефы составляют только часть дошедших до нас скульптурных образов. Впрочем, именно к этому, уже раннесредневековому времени, к V-VIII веку, относится, вероятно, самый знаменитый буддийский ансамбль Средней Азии – Аджина-Тепе, раскопанный советскими археологами, как и другие упомянутые здесь объекты. 


            

При этом известная всему миру огромная 12-метровая глиняная статуя Будды в нирване является лишь одним из скульптурных шедевров лепной скульптуры и архитектурного декора этого монастыря.


   



Не менее хороша голова сидящего Будды, тоже немаленькая, размер всей статуи должен был быть около 4 м. Интересно, что для этих огромных лепных статуй сначала возводился постамент, на него впритык к задней стене укладывались сырцовые кирпичи, создавая остов будущей скульптуры и приблизительно воспроизводя ее общую форму, и только затем полученная конструкция обмазывалась толстыми слоями глины и отделывалась с поверхности.





Голова Будды. Аджина-тепе. Глина, гипс. VII-VIII вв.



      

Прекрасны и сохранившиеся головы небольших лепных скульптур бодхисаттвы и монаха из этого монастыря. Они могут быть и фрагментами архитектурного декора.Обращает на себя внимание, что лепка лица на скульптурах значительно более лаконична, даже минималистична по сравнению с реализмом классических гандхарских статуй. Те мастера одной ногой еще были в эллинском прошлом. Здесь же уже чувствуется дыхание будущего центральноазиатского стиля.



Голова бодхисаттвы. Голова монаха. Аджина-тепе. Глина, гипс. VII-VIII вв.


Интересно, что в небуддийском, светском искусстве раннесредневековой Средней Азии прослеживается как индийское, гандхарское, так и иранское, парфяно-сасанидское влияние. Гипсовые скульптуры и лепной декор дворца правителей Бухары в Варахше, скорее, имеют иранский источник. Зато лепные изображения аристократов из Куев-Кургана значительно больше походят на гандхарские.


      

Рельефы дворца бухар-худатов в Варахше. Гипс. VII-VIII вв.           Лица представителей знати. Куев-Курган. Глина, гипс. V в.


   


И уж совсем эллинистический по образности, пластике, иконографии лепной глиняный рельеф, изображающий морских богов и иных существ, мы видим в храме Пенджикента. Его поздняя датировка – VI-VII вв. – говорит о том, что связи с Индией не прерывались и в это время.




Лепной рельеф с морскими существами. Пенджикент. Фасад храма, айван. Глина. VI-VII вв.



Прекрасное искусство лепной скульптуры и гипсовой лепки в Средней Азии, как и в Иране, сошло на нет с приходом ислама, заменившись декоративной резьбой. А вот дальше на восток, в Восточном Туркестане, придя из Индии и Средней Азии, оно существовало еще много веков. В чем мы и убедимся далее.