Тэг: лепной барельеф

ЛЕПНАЯ СКУЛЬПТУРА И ЛЕПНОЙ АРХИТЕКТУРНЫЙ ДЕКОР ШЕЛКОВОГО ПУТИ - 2

Перевалив хребты Памира и Тянь-Шаня на пути в Китай, торговые караваны и странствующие монахи оказывались на территории Восточного Туркестана, где никогда не ступала нога греческих завоевателей. Эта страна была известна античным писателям как далекая полулегендарная Серика или Сериндия. Зато ее уже отлично знали китайцы под именем Синьцзяна – «Западного края», куда они совершали походы разной степени успешности всю эпоху Хань (II в. до н. э. – III в. н. э.). В этой огромной пустынной стране жизнь и цивилизация сосредотачивалась в двух цепочках оазисов, идущих с запада на восток между горами и пустыней Такла-Макан, северной, по южным предгорьям Тянь-Шаня, и южной, к северу от хребта Кунь-Лунь. Все империи, которые захватывали эту область, осуществляли лишь верховный контроль над этими цепочками городов-государств, каждый из которых жил своим укладом.

Торговцы и проповедники предпочитали, в зависимости от климатических передряг и политических коллизий, то по южную цепочку городов – Хотан, Черчен, Лоулань, то северную, проходившую через Кашгар, Кучу, Карашар, Турфан. Обе ветви пути сходились у Дуньхуана. Мы перечислили только самые крупные центры, но буквально везде, даже в самых мелких городках и обителях мы находим раннесредневековые лепные скульптуры и рельефы, универсальный маркер движения в Китай буддийских проповедников и сопутствующих им мастеров-скульпторов.

Строительство монастырей и украшение их гипсовыми и глиняными скульптурами и лепным декором начинается здесь еще в первые века нашей эры. Поэтому неудивительно, что мы видим изрядное количество статуй и архитектурных рельефов, созданных еще в совершенно гандхарской традиции, взять, хотя бы, раскрашенный гипсовый фрагмент декора одного из помещений монастыря в Хотане, изображающий летящего небожителя. Или, например, лепные терракотовые скульптуры из Тумшуга – голова бодхисаттвы и многофигурный декоративный рельеф, украшавший, видимо, интерьер какого-то храмового помещения.


    


    Тумшуг. Голова бодхисаттвы. Рельеф с изображением деяний другого бодхисаттвы. Терракота. VI-VII вв. до н. э.


В VII-IX веках за оазисы Восточного Туркестана – средоточие Шелкового Пути, его основные узлы – схватываются крупнейшие государства Азии того времени – империя Тан, Первый и Второй тюркские каганаты, Тибетская империя, Уйгурский каганат. Борьба идет с переменным успехом, но не сильно влияет ни на торговлю, ни на строительство новых и перестройку ( реконструкцию, реставрацию) старых монастырей. Ни резать курицу, несущую золотые яйца, ни обижать властителей умов и душ достаточно дальновидные правители не хотят.

Так что искусство по-прежнему процветает. Лепная гипсовая скульптура постепенно обретает новую стилистику. Изображения на скульптурах и декоративных рельефах становятся более условными, лаконичными, тем не менее, сохраняя присущую им выразительность, а иногда, в подобающих сюжетах, и экспрессию. Гипсовый бодхисаттва из Карашарского оазиса, например, дышит спокойствием, а воин из раскрашенной глины, найденный в расположенном неподалеку монастыря в Шикшине – напряжен, горд и внимателен, как подобает на поле боя.


        


Голова бодхисаттвы. Карашар. Гипс. VII-VIII вв.           Голова воина. Шикшин. Раскрашенная глина. VII-VIII вв.


То же обобщение, постепенное возрастание условности мы наблюдаем на лепных скульптурных терракотовых головах бодхисаттв из Кучи. На одной из них, объемной, раскраска реставрирована, на другой, барельефной, являющейся частью архитектурного декора, краска сохранилась лишь фрагментарно.


        


       Головы бодхисаттв. Куча. Раскрашенная терракота. VII-VIII вв.


   

Обратим внимание, что лики бодхисаттв стали еще более женственными. Если бы не тонкие усики, вряд ли бы их отнесли к изображениям мужчин. Вероятно, ведущей в формировании этого нового образа стала идея бесконечного милосердия, ассоциирующаяся, прежде всего, с женщинами. Отсюда это сознательное избегание грубых, рельефных мужских черт.

Брутальные образы остаются демонам, что прекрасно видно на лепной терракотовой голове из Кочо, фрагменте декоративного рельефа. Интересно, что позднее, в тибетском и, затем, монгольском искусстве на этой иконографии будут основываться образы уже не демонов, а гневных божеств, охранителей веры, знакомые нам по тибетским тханкам и лепным маскам персонажей мистерии Цам.


Голова демона. Раскрашенный гипс. Кочо. VII-VIII вв.


 Еще в IV-V веках в Восточном Туркестане возникают и на протяжении веков расширяются до огромных архитектурных ансамблей буддийские пещерные монастыри, в каждом из которых до настоящего времени сохранились сотни и тысячи лепных скульптур и рельефов, часто объединенных в громадные многофигурные композиции.

Лепной скульптуре и лепному архитектурному декору каждого такого монастыря можно посвятить отдельную толстую книгу, поэтому любое описание их здесь будет неполным. Пожалуй, наиболее известен из этих монастырей ансамбль Могао или Цяньфодун – «Пещера тысячи будд» вблизи Дуньхуана, на востоке Синьцзяна, уже неподалеку от территории собственно Китая. Пещерный монастырь был основан в IV веке и просуществовал тысячу лет.


  


Цяньфодун («Пещеры тысячи будд») Близ Дуньхуана. Лепная гипсовая и глиняная скульптура. IV-XIV вв.


Чего мы только не видим здесь – и огромного будду в нирване, и сидящих в медитации других будд, и стоящих бодхисаттв, и охраняющих их покой воинов, и драконов и змей на настенных рельефах! Стены за этой высококачественной, пережившей века, лепной гипсовой и глиняной скульптурой, расписаны живописью по штукатурке на буддийские сюжеты. Эти скульптуры и фрески кажутся неисчислимыми и сейчас, при том, что в начале XX века часть их была вывезена исследователями в ведущие музеи мира, в том числе и в Государственный Эрмитаж в Санкт-Петербурге, славящимся своим величественным фасадным декором и дворцовым интерьером из гипсовой лепнины покрытой позолотой и живописью, созданным талантливыми архитекторами, скульпторами, лепщиками, художниками.

Заметно, что многие лики здесь более монголоидны. Это не только территориальная близость к Китаю, но и более позднее время их создания, когда Восточный Туркестан уже не один век был под властью китайских династий.


          


      Пещерный монастырь Майцзишань близ Ланьчжоу. Глиняная и гипсовая лепная скульптура. V-XVII вв.


И уже, практически, на территории собственно Китая, принадлежавшей ему еще с древности, находится пещерный монастырь Майцзишань, основанный в пятом веке, существовавший почти до семнадцатого и лишь немногим уступающий Могао по обилию лепной скульптуры и рельефов. Лица здесь уже совершенно азиатские, однако спокойствие мирных святых и экспрессия их защитников, окрашенных, вдобавок, в красный цвет – признак ярости, остается неизменным. Очень выразительны и просто люди выполненные так же лепной техникой, – скептичен и даже хмур отшельник, благородны и собраны двое мужчин, вероятно, донаторов.


    


     Пещерный монастырь Майцзишань. Архат (отшельник). Донаторы? Раскрашенная глина.


   



В самом же Китае, с его гораздо более влажным климатом, глиняная и гипсовая скульптура распространения не получила. От той эпохи великолепной династии Тан нам известны лишь отдельные вещи, как, например, голова  скульптуры из глины и гипса, изображающая бодхисаттву. Несмотря на века и тысячи миль, в ней узнаются гандхарские прототипы, пусть и сильно стилизованные.






Голова Бодхисаттвы. Глина, гипс. Китай, династия Тан VII-X вв.


Зато в это время в Китае обожали лепные, а затем раскрашенные терракотовые фигуры и фигурки. Глядя на них, совершенно живых, изображавших все слои общества и все народы, жившие в империи Тан, в пору своего могущества простиравшейся от Желтого Моря до Каспийского, мы в состоянии представить себе всю яркость, пестроту и многоликость этой давно ушедшей жизни, но оставившей после себя, монументальные лепные скульптуры и архитектурный декор.


      


    Терракотовая лепная скульптура эпохи Тан. Китай. VII-X вв.


Здесь Шелковый Путь упирался в море, за ним, в Корее, Японии, Индонезии в средние века скульптурные шедевры не уступали тем, о которых мы уже писали, однако лепная скульптура и гипсовый декор здесь почти не делался. Камень, бронза, дерево.

Однако, гипсовая скульптура Восточного Туркестана дала еще одно любопытное ответвление. Далеко на севере, в Сибири, в Минусинской котловине (территория нынешней Хакасии и юга Красноярского края) какая-то группа племен, переселившаяся с юга, принесла обычай ставить гипсовые бюсты, передававшие облик кремированного покойного, в погребальные склепы. Изготовлялись они из гипсово-известковой смеси с добавлением глины, частично лепкой, частично отливкой, насчет технологических нюансов этого процесса исследователи пока не пришли к единому мнению. Однако, то, что это портреты покойных, не подлежит сомнению, как и то, что среди них, несмотря на то, что это самый край тогдашней Ойкумены, встречаются настоящие шедевры лепных рельефов и бюстов. Культуру этих племен называют таштыкской и датируют V-VII веками.


     


   Лепные гипсовые погребальные скульптуры таштыкской культуры. Сибирь. Минусинская котловина. V-VII вв.


Мы прощаемся с Шелковым Путем. Мы проследили, как вдоль него с запада на восток распространялись технологии и образы, благодаря которым создавались лепные скульптуры и рельефы, другой декор, украшавший монастыри, дворцы, храмы. Однако, было бы правильным напоследок отдать должное творцам и строителям этой системы международной торговли, превзойдут которую лишь в эпоху Возрождения. Торговали на этих путях все народы, но вели дипломатические переговоры, разрабатывали логистику, осуществляли общий контроль архитекторы этой системы – согдийцы, расселившиеся из средней Азии колониями от Крыма до юга Китая. Вот они изображены на танских терракотовых лепных скульптурах – хитрые, умные, дальновидные и проницательные, создавшие эту, без преувеличения, трансконтинентальную бизнес-корпорацию.


        


    Создатели и хозяева Шелкового Пути - согдийцы. Лепные терракотовые скульптуры эпохи Тан.


Но вернемся в Европу, в которой уже скоро будет подходить к концу Средневековье, мы не обратной дорогой. Есть и еще один уголок земли, который нам необходимо посетить.