ИСТОРИЯ ЗАРОЖДЕНИЯ ЛЕПНОГО ДЕКОРА

Лепнина  - это рельефные украшения (фигурные, орнаментальные) на фасадах и в интерьерах зданий, как правило, отлитые или отпрессованные из гипса, бетона, штукатурки, папье-маше или др. материалов.

Определение лепнины или как её ещё называют, штучного декора, в Большой Советской Энциклопедии кажется исчерпывающим, действительно, что же это ещё такое, как не рельефные украшения интерьера? Как материал - гипс очень удобен, его легко производить, он дёшев и годится для разных технологий: формовка и создание отливков, резьба, роспись, лепка и пр. Он может быть использован не только в монументальной и жилой архитектуре, но и в мелкой пластике. Благодаря этим качествам, штучный лепной декор – один из основных способов украшения интерьера и экстерьера. Конечно же, любопытному человеку хочется  узнать, где,  как, и когда его начали производить и использовать, кому пришла в голову такая идея? Здесь мы постараемся с вами проследить его историю с древности и до наших дней.

Несомненно, лепнину стали использовать в незапамятные времена, вероятно, на одном из ранних этапов развития городов. К сожалению, сам по себе объект нашего исследования плохо сохраняется археологически, так как обычно гипсовые зеркала и карнизы находятся на стенах, а лепные розетки, углы и молдинги на потолке, тогда как и то и другое почти всегда разрушается. Письменных источников о таком предмете тоже не существует, т.к. мастерство всегда передавалось от мастера к подмастерью устно, а часто даже и не устно, а так, вприглядку, никто ничего никогда не записывал. Но что-то всё же осталось.

Самые ранние примеры использования лепки можно найти в египетской архитектуре, где гипсовый декор использовался если не в домах обычных египтян, то уж точно в жилищах богачей, не говоря уже о фараоне – великом боге Верхнего и Нижнего Египта.                                                                                                                                                                                                 


     


Примеры лепного интерьерного декора периодически находят археологи. Частыми мотивами в штучной лепнине, для египтян были цветы лотоса, птицы, мелкие животные, всё то, что связано с щедростью Нила, от  которого зависела вся жизнь в Египте. Вот такие раскрашенные лепные украшения найдены в Теле Йехудийа. Кроме того, египтяне использовали гипс для отливки скульптур. Причём, египетский способ обработки гипса был очень качественным, что позволяло ему сохраниться почти без утрат до сего дня.


Вероятно, подобным образом использовалась технология гипсовой лепнины в Древней Месопотамии, где люди издревле строили из кирпича-сырца, основного материала в глинистой дельте Тигра и Ефрата, а также из стеблей тростника, растущего там в изобилии. Конечно, использовался и гипс. Своеобразным местным преломлением декоративной лепнины можно в какой-то степени считать знаменитые месопотамские изразцовые работы, например, Ворота Иштар в Вавилоне. Хотя, конечно, это совсем другая техника.





Отлично овладели техникой лепного декора мастера в Иране. Древнейшие свидетельства такой работы, относящиеся к II в. до н.э. – II в. н.э. были найдены в парфянском городе Ассуре, расположенном в северной Месопотамии, одной из непременных частей великой империи, соперницы Вечного Рима. К сожалению, человечество как будто подзабыло об этой цивилизации, так как от неё не слишком много сохранилось до нашего времени.


Удивительно, сколько всего могли изобразить в технике лепнины из гипса парфянские мастера! На горизонтальных панелях – геометрические орнаменты, портреты людей, разнообразные животные, особое место среди которых занимает сенмурв – священный фантастический зверь в Иранской культуре, часто изображаемый в архитектурном декоре,  у которого голова и крылья – от грифа, а тело – львиное. Штучный декор из гипса использовался при украшении капителей колонн.




Во время Сасанидской Империи, пришедшей на смену Парфии, лепнину использовали по большей части для украшений внутренних помещений шахских дворцов, таких как Бишапур, Фирузабад,  Бустан . Элементы дворцовой лепки показаны на рисунке и очень похожи на современные гипсовые розетки, сложные многоуровневые лепные кессоны и орнаментальный фриз из камня.

 Найденные археологами примеры лепного декора, ещё помнят прикосновения людей,

живших тогда, в период с III по VII вв. н.э., шахских бесчисленных жён, римских и византийских послов, слуг, самих шахиншахов (титул, буквально обозначающий: «царь царей»). О таком соприкосновении с самим полотном истории нам красноречивее всего дают знать надписи, вырезанные на штучных декоративных пластинах, более-менее точно датирующие и саму лепнину, и здания, в которых она находилась. В Сасанидский период изображали уже не просто портреты людей и геометрические орнаменты, как в Парфянский, но также охоту, турниры, зороастрийское богослужение. С точки зрения технологии производства лепнины из гипса, можно с точностью утверждать, что она была похожа на современную, то есть гипс (или подобные ему фракции) заливался в заранее подготовленную форму, после затвердевания элемент декора (карнизы, порезки, молдинги, углы, розетки, колонны, камины, скульптуры, тяги и т.д.) крепились на стену, что приводило к потрясающему результату! И многие состоятельные люди стремились украсить жилище архитектурным гипсовым декором. Кроме основного направления искусства Сасанидского Ирана, неизбежно связанного с зороастрийскими мотивами, на территории империи, особенно в центральных районах и в районе Персидского залива, проживали и христиане, чьё искусство представлено чаще всего именно штучным декором, лепным или резным, а иногда на пластине видны следы обеих техник. Такие плиты гораздо ближе русскому человеку, здесь мы видим близкие нам христианские мотивы: крест на Голгофе, крест в форме якоря, листы винограда, ассоциируемые с Христом и пр. Эти гипсовые пластины происходят из Кувейта, входившего ранее в состав Сасанидского государства. 

                                                                

              


Невероятного развития лепной декор достиг в исламском мире, наследнике великих культурных традиций, который пришел на смену византийской эпохе, происходящей из римской и иранской культуры,  чьи корни, в свою очередь, уходят в индоевропейское прошлое, смешанное с Месопотамской цивилизацией. Для Ислама вообще характерна любовь к различным орнаментам в архитектуре. Естественно, это создаёт отличные условия для процветания лепнины или штучного декора. Именно отформованные детали использовали редко, гораздо шире мастера вырезали прямо по ганчевой штукатурке (вид гипсовой штукатурки), то есть изготавливали архитектурную лепку по месту. В отдельных случаях такая техника достигала невероятной тонкости. Из примеров такой работы можно представить  Ильханидский михраб - в одной из древних пятничных мечетей города Исфагана (Центральный Иран).   






Интересна технология, которую использовали на Востоке в древности для обработки гипса, или как его часто там называют, ганча. Гипс, как минерал, доступен довольно широко. На ослах его доставляли к печам, которые должны были находиться в специальных ремесленных кварталах в коих и производили декоративную лепнину, они находились подальше от города, чтобы не случилось пожара. На месте его размельчали деревянными колотушками, примерно до размера небольшого ореха, а после – дробили на мельнице.









Такой гипс застывает очень быстро, поэтому его надо было постоянно перемешивать, пока он не прекращал схватываться. Этот гашёный гипс намазывали на потолок или стены в несколько слоёв, после чего надо было около 48 часов ждать его затвердевания. Для окончания работы ещё сырой гипс посыпали тальком или гипсовым порошком, шлифовали и оставляли сохнуть. Тогда он получался как будто блестящим. Для росписи по такому гипсу имело необходимость размачивать его специальными маслами, по слою которых уже наносилась краска.





По воле случая, исторических источников о Европе до нас дошло гораздо больше, нежели о Востоке. Множество текстовых и археологических материалов, долгая традиция изучения дает очень много возможностей исследовать даже самые мелкие элементы культуры древних европейцев. Особенно это актуально для римлян.

Общеизвестно, что римская цивилизация стала основой для современной Европы. Это выражается во множестве элементов структуры общества, в культуре. Кроме всего прочего, наследственность можно подметить и в лепном декоре.

Но и Рим взялся не на пустом месте, сила Рима была в том, что он многое заимствовал у своих соседей, а потом перерабатывал так, как ему это было надо. Таким образом получается очень интересная ситуация: многие произведения греческих, этрусских, египетских мастеров мы знаем по римским копиям. Особенно ярко эта ситуация проявляется в скульптуре. Сколько сейчас известно именно греческих изваяний? Их можно пересчитать по пальцам, но их римских копий – уйма! Кроме того, о римской архитектуре гипсовой лепнины даже сохранились некоторые римские трактаты - редкая удача для историка! Целых 10 книг на эту книгу написал римский архитектор Витрувий (I в. н.э.), говорил о ней в своей Естественной Истории и Плиний Старший (I в. н.э.). Поэтому при разговоре об истории лепнины в Европе стоит рассматривать именно римские образцы декора из гипса.

                            

Витрувий и Плиний Старший (вот так их изображали в Новое Время) –не случайно написали свои труды именно в первом веке нашей эры. Этот период связан для Римской Империи с расцветом во всех сферах жизни общества. Особенно для нас важно, что ещё во времена поздней Республики (время Юлия Цезаря) в Риме изобретают цемент. Цемент позволил строить архитектурные чудеса, как в наше время стеклофибробетон. Стоит лишь назвать их, и уже дух захватывает: давно разрушенный дворец Нерона (каковы их описания, реконструкции натурального и искусственного камня, лепного декора и прочих архитектурных элементов!), целый доныне Колизей, Мавзолей Адрина, нынешний замок Ангела (всё в Риме). Для украшения этих чудес требовалась технология, похожая по применению на цемент, столь же чёткая, прочная, потоковая, уже тогда работали с более прочным материалом чем гипс и применяли бетон для фасадного лепного декора. Вероятно, именно тогда, в Риме зародилась технология производства интерьерной лепнины из гипса и архитектурного, фасадного декора из искусственного камня, которая применяется до сих пор.


К сожалению, в своих «10 книгах об архитектурном декоре» Витрувий не говорит прямо о гипсовой лепнине, но лишь подбирается к ней в 7 главе, посвящённой внутреннему убранству помещений. Тем не менее, он подробно описывает технологию подготовки штукатурки (VII, 1 – 2) и нанесения её на стены. Его вариант очень похож с тем, что описано выше о древнем восточном способе работы с ганчем. Он называет лепнину одним из видов украшений наряду с мозаиками и росписями по сырой штукатурке – фресками. Чаще всего в Риме гипсовый декор располагали на стенах и потолках бань, ведь именно в них наиболее уместны лёгкие растительные мотивы, или игривые античные богини, спрятавшиеся между листьев аканта. Кроме того, искусно закреплённый лепной декор, мог создавать интимную игру света и тени, создававшую в помещении совершенно особенную атмосферу близкого общения.

В иных, более серьёзных строениях, вроде триумфальных арок или присутственных мест, гипсовый декор копировал каменные элементы архитектуры; в случае, если надо было подчеркнуть римский стиль учреждения,  периода Республики, или Эллинистических царств, если нужно было отразить богатство и щегольнуть роскошью, обязательно использовали лепнину из гипса, стеклофибробетона, искусственного камня.

В V в. Римская Империя прекратила своё существование на западе Европы. Тем не менее, её культурное наследие продолжило передаваться из поколения в поколение. С утратами, конечно, многое, очень многое на территории, собственно, Европы было забыто. Но, что было забыто на долгие Средние Века, то люди вспомнили в период Ренессанса, в этом им помогли мусульмане, образованные арабы и персы, сохранившие античных классиков в переводах с греческого на сирийский, с сирийского на арабский, и, конечно, сами греки-византийцы – прямые наследники величия Рима. Арабские переводы послужили материалом для европейских философов, они были дополнены сохранными библиотеками Константинополя, перевезёнными в Италию после 1453 г., когда Второй Рим пал в руки турок-османов под предводительством Мехмеда Завоевателя. Вместе с арабскими и византийскими книгами в Европу проникали самые разные знания, но самое главное – люди, мастера-архитекторы, учёные, врачи и пр. Они учили, учились сами, и стали одним из истоков Ренессанса. Естественно, восстанавливая римский опыт, копируя его, они не забыли и о лепнине.

Но истинных высот техника гипсовой лепнины достигает во время расцвета стиля Барокко, начиная с XVII в. Здесь даже возникают имена нескольких мастеров-лепщиков, одновременно архитекторов и просто учёных, истинных людей своего времени, образованных энциклопедически. Таковы Доминик Циммерман (1685 - 1766), его старший брат, Йохан Баптист Циммерман (1680 - 1758), их учитель Йохан Шмутцер. Эти люди создали, кажется, не много, всего две церкви в Баварии. Но они ведь были не одни, при желании можно найти имена тысяч других! Именно они были создателями того барочного стиля в лепном декоре, который мы с вами сегодня знаем. Стиля обилия золотых, великолепных и кичливых завитков растений, фигур божеств, прихотливо переплетающихся друг с другом в симметрии форм. Стиля, наполнением которого был неизбежно-спесивый дух обновлённой, обескровленной после Реформации и войн, нарождающейся Европы.

В России лепка появляется по-настоящему только при Петре I, при введении европейских стандартов архитектуры и прочих нововведений Запада. Естественно, поначалу лепнина из гипса проникает только в дома богатых дворян, чиновников, во дворцы царей. Но постепенно новая технология архитектурного декора захватывает и градостроительство, она проникает в общественные здания: в театры, присутственные места, рестораны и пр. Но уже в XIX в. при активном строительстве лепной декор из гипса начинают применять и в жилых квартирах. В некоторых квартирах и подъездах Петербурга можно до сих пор видеть лепнину, сделанную ещё «при царе-батюшке».

Удивительно, что такая простая вещь хранит в себе столько историй.